Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья Загрузка

24 января. Геноцид казачьего народа

➡Верховный Атаман СКВРиЗ

🗓24 января – скорбная дата всего казачества. Изданная от этого числа 1919 года директива Свердлова предписывала его поголовное уничтожение, что и было весьма результативно осуществлено в последующие годы. Лев Троцкий писал о казаках: «Это своего рода зоологическая среда, не более того. Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции!»
О том, как реально, в жестоких муках страданий и реках крови осуществлялось это «сожжение», ярко и трагично поведал великий русский писатель Михаил Шолохов в романе-эпопее «Тихий Дон»…
Этот день – День Памяти по нашим прадедам, дедам, казакам, казачкам и казачатам, уничтоженным просто за то, что они были таковыми.
Этот день – День Памяти о трагедии наших славных предков, оказавшихся неугодными власти в силу своего статуса казаков.
Этот день – День Скорби по безвинно убиенной нашей родове, единственная вина которой только в том, что они – казаки.
Этот день – День нашего общеказачьего горя по утрате казачьей доле!
24 января 1919 г. Оргбюро ЦК РКП(б) выпустило циркулярное письмо, положившее начало политике расказачивания, политике истребления казаков и полного их растворения в крестьянской массе.
Сам текст документа предельно жесток и краток:
«…Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо:
1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо принять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.
2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.
3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселения, где это возможно.
4. Уравнять пришлых «иногородних» к казакам в земельном и во всех других отношениях.
5. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.
6. Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.
7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.
8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.
ЦК постановляет провести … в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли.».
Этот документ стал отправным для развязывания самых жестких и беспощадных мер по истреблению казачества. Помимо массовых расстрелов, были организованы продотряды, изымавшие продукты; станицы переименовывались в села, само название “казак” оказалось под запретом… Незамедлительным следствием таких мер на местах стало массовое вовлечение в антисоветские действия ранее выжидавшего казачества, в большинстве своем воздерживавшегося до этого от принятия чей либо стороны. Поэтому уже в марте ЦК РКП(б) был вынужден пойти на обратные меры, фактически отменив постановление Оргбюро. Но было поздно….
Точка невозврата была пройдена. По всему Дону заполыхала гражданская война, беспощадная в своей жестокости, слепая от ярости и дикой злобы. Пламя ее прокатилось по всей стране, перекинувшись через Урал, дошло до Тихоокеанского побережья…..
Потянулись волны эмиграции, кто мог — покидали родные земли, спасая свои рода.
Из самых густонаселенных казачьих регионов по Дону, Кубани и Тереку только в 1920 году эмигрировало более 200 тысяч человек.
Вторая крупная волна была из Оренбуржья и Приуралья. Здесь выживших было мало, так как в 1920 году казакам пришлось с боями уходить через гиблые среднеазиатские пустыни. Из 150 тысяч отходивших с семьями казаков границу перешли только 30 тысяч человек.
Из Забайкалья, Приамурья, Приморья и Казахстана происходила третья волна эмиграции, более 50 тысяч казачьих семей.
Оставшихся казаков ждали раскулачивание, голод, запрет на все, что было связано с коренными устоями казачьего общества, быта, культуры.
В Советское время вопрос о репрессиях по отношению к казачеству был закрыт. На этот счет действовали определенные политические запреты. Лишь в 1991 году, уже после распада СССР, казаки были признаны репрессированными. В статье 2 Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26. 04. 1991 года утверждалось, что в отношение казачества «по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраиванием национально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения».