Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья Загрузка

Выступление В.П. Водолацкого на “круглом столе” в ФАДН

17 ноября Федеральное агентство по делам национальностей провело круглый стол с представителями российского казачества на тему: «Казаки в нормативно-правовом поле Российской Федерации». В обсуждении приняли участие представители реестровых казачьих обществ и общественных объединений казаков, Верховный Атаман СКВРиЗ, депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.П.Водолацкий.

Предлагаем вашему вниманию текст выступления В.П. Водолацкого.

 

Уважаемые коллеги!

5 декабря т.г. исполнится десять лет утвержденному Президентом России Владимиром Владимировичем Путиным Федерального закона «О государственной службе российского казачества» (от 5 декабря 2005 г. № 154-ФЗ). Чаяния казаков были услышаны Президентом России – закрепление на законодательном уровне государственной службы российского казачества состоялось.

Отмечу, что за прошедшее время проведена большая работа и сформирована подробнейшая нормативная правовая база реализации Федерального закона «О государственной службе российского казачества», приняты соответствующие Указы Президента и постановления Правительства Российской Федерации, создающие механизмы реализации Федерального закона «О государственной службе российского казачества», утверждены соответствующие Концепция и Стратегия госполитики в отношении российского казачества. Понятие «казачье общество» как отдельная форма некоммерческих организаций закреплено в Гражданском кодексе Российской Федерации и Федеральном законе «О некоммерческих организациях» (от 12 января 1996 г. №7 -ФЗ).

Создан Совет при Президенте Российской Федерации по делам казачества, играющий главенствующую роль в реализации госполитики в отношении казачества (распоряжение Президента Российской Федерации от 12 января 2009 г. №15 – рп).

Законодательно закреплен статус казачьих кадетских корпусов, войсковые казачьи общества получили право создавать частные охранные организации. Появились ежегодные всероссийские мероприятия, объединяющие казаков – Всероссийский конкурс казачьих коллективов “Казачий круг”, смотр-конкурс на звание «Лучший казачий кадетский корпус», Всероссийская спартакиада допризывной казачьей молодежи, Всероссийская военно-спортивная игра «Казачий сполох» и другие. Регулярно проводятся Всемирные конгрессы казаков.

В этом году Президентом России (Указ от 31 марта 2015 г. №168) учрежден отдельный федеральный орган исполнительной власти в сфере государственной национальной политики, уполномоченный, в том числе на взаимодействие с казачьими обществами – Федеральное агентство по делам национальностей. Его возглавил наш донской казак Баринов Игорь Вячеславович.

Справочно.

Указ Президента Российской Федерации от 7 октября 2009 г. № 1124 «Об утверждении Положения о порядке принятия гражданами Российской Федерации, являющимися членами казачьих обществ, обязательств по несению государственной или иной службы»;

Постановление Правительства Российской Федерации от 8 октября 2009 г. № 806 «О порядке привлечения членов казачьих обществ к несению государственной или иной службы и порядке заключения федеральными органами исполнительной власти и (или) их территориальными органами договоров (соглашений) с казачьими обществами»;

Постановление Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 93 «О видах государственной или иной службы, к которой привлекаются члены хуторских, станичных, городских, районных (юртовых), окружных (отдельских) и войсковых казачьих обществ»;

Концепция государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества № Пр-1355 от 02.07.2008 г.;

Стратегия развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года № Пр-2789 от 15.09.2012 г.

Возвращаясь к событиям десятилетней давности, замечу, что с принятием закона казаки надеялись на реализацию комплексного подхода к вопросу возрождению казачества.

Какой представлялся результат? Казачьи общества, состоящие в основном из потомков казаков, получат землю в местах традиционного проживания казаков и стратегически важных регионах страны. Там они со своими семьями смогут жить по своему казачьему укладу в рамках законодательства о местном самоуправлении, создавать новые станицы и хутора, будут нести службу государству Российскому как их деды и прадеды, проходя военную подготовку в казачьих частях, офицеры для которых готовились бы из выпускников казачьих кадетских корпусов. И служба эта будет настоящей, входящей в систему государственной службы Российской Федерации, приравненной по статусу к военной и государственной гражданской службе.

Я недаром акцентировал внимание именно на потомках казаков. Процитирую дословно выдержки из Указа Президента Российской Федерации более чем 20-летней давности «О мерах по реализации Закона Российской Федерации “О реабилитации репрессированных народов” в отношении казачества» (от 15 июня 1992 г. № 632). Итак, «граждане, относящие себя к прямым потомкам казаков и выразившие желание совместно восстанавливать и развивать традиционные для казачества формы хозяйствования, возрождать и сохранять его культуру и быт, участвовать в несении государственной и иной службы, а также граждане, в установленном порядке добровольно вступившие в казаки, могут объединяться в казачьи общества». Вы видите, что приоритет при создании казачьих обществ в Указе Президента отдавался прямым потомкам казаков.

Вместе с тем, прошло без малого десять лет с момента принятия закона и более двадцати лет с начала процесса возрождения казачества, а целостной системы госслужбы казачества нет. Всероссийское казачье общество, предусмотренное законом, так и не создано. Госслужба казачества сегодня – это либо прохождение военной службы по призыву и контракту в соединениях и воинские частях, которым присвоены традиционные казачьи наименования, либо в лучшем случае несение службы в рамках казачьих дружин, созданных региональными властями. Казачьи кадетские корпуса не объединены в единую систему и готовят выпускников для чего угодно, но не для казачьей службы. Всё это вызывает разочарование у наиболее активных казаков, дискредитирует госполитику в отношении казачества, порождает застойные тенденции в казачьем движении.

Более того, массовый характер создания казачьих обществ в регионах, где последние казаки верстались в XVII веке либо их вообще никогда не было, приводит к девальвации гордого звания казак, появлению «неоказачества». «Казачьи такси», женщины-атаманы в офицерском звании, проверки документов бабушек, торгующих у вокзалов в столичном регионе, вызывают недоумение у населения и оторопь у потомков казаков.

Кроме того, идеей госслужбы фактически подменяется реализация основополагающего для казачества Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» (от 26 апреля 1991 года № 1107-1). Возрождение традиционного социально – хозяйственного уклада жизни и культурных традиций, землевладения, землепользования (Постановление Верховного Совета РФ от 16 июля 1992 г. № 3321-I “О реабилитации казачества”) – всё это осуществляется фрагментарно либо не реализуется вовсе. Общественные объединения казаков оказались без внимания со стороны государства, что усиливает раскол некогда единого казачьего движения.

Повседневная практика казачьих обществ показывает, что реализация положений закона «О государственной службе российского казачества» слишком сложна и создаёт громоздкий бюрократический механизм. Одним из таких тормозящих элементов является усложненная процедура ведения государственного реестра казачьих обществ. Казачьему обществу помимо «адовых кругов» регистрации и согласования устава затем ещё требуется и внесение в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации.

Вместе с тем, всю полноту прав, включая несение государственной и иной службы, согласно Федеральному закону «О государственной службе российского казачества», казачье общество получает только после внесения в государственный реестр.

В тоже время, ситуация по ведению государственного реестра далека от идеальной. Если же войсковые и большая часть окружных казачьих обществ внесены в государственный реестр, то ситуация с первичными организациями казаков обстоит куда хуже. А ведь именно они составляют основную массу казачьих обществ. Не секрет, что хотя услуга по внесению в государственный реестр предоставляется бесплатно, подготовка комплекта документов требует денег, времени и специальных юридических знаний. Где их взять атаману из дальнего хутора или станицы?

К сожалению, от Минюста России, ответственного за ведение государственного реестра казачьих обществ, не поступает инициатив по упрощению этой усложненной процедуры.

Справочно.

По состоянию на январь 2015 года в Российской Федерации создано и зарегистрировано 2 305 казачьих обществ (11 войсковых, 110 окружных (отдельских), 129 районных (юртовых), 2055 хуторских, станичных и городских казачьих обществ), из них в государственный реестр казачьих обществ внесено только 787 казачьих обществ (34,1%). В казачьих обществах состоят 465 тысяч казаков (465 123 чел.) при этом обязательства по несению государственной службы приняли 150 тысяч казаков (32,4%).

Скромные показатели вхождения казачьих обществ в государственный реестр отразились и на общих показателях несения военной службы членами казачьих обществ. Низкие показатели числа казаков, направляемых по призыву на военную службу казачьими обществами, вызывают озабоченность у представителей Минобороны России.

Справочно.

В 2013 году на военную службу по призыву направлено 2406 казаков, что на 338 человек (13 %) меньше, чем в 2012 году и на 890 человек (27 %) меньше числа казаков, направленных на военную службу в 2011 году. По состоянию на июль 2014 года на военную службу по призыву казачьими обществами было направлено всего 755 казаков.

Кроме того, до сих пор не решены вопросы финансирования государственной службы российского казачества из федерального бюджета; создания целостной системы казачьего кадетского образования; выделения земель казачьим обществам.

Таким образом, назрела насущная необходимость провести ревизию всей нормативной правовой базы в отношении российского казачества, созданной за 20 лет, и особенно положений Федерального закона «О государственной службе российского казачества».

Что можно предложить в сложившейся ситуации? Полагаю, что в рамках деятельности Межведомственной комиссии по реализации Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года стоит поручить ФАДН России совместно с Минюстом России:

Во-первых, провести анализ правоприменительной практики нормативных правовых актов в отношении российского казачества на федеральном, региональном и местном уровнях;

Во-вторых, на основе проведенного анализа подготовить и представить практические меры по исправлению сложившейся ситуации, в том числе включая упрощение бюрократических процедур.

В-третьих, в целях осуществления данных мер разработать отдельный блок по совершенствованию всего объема нормативных правовых актов в рамках подготовки скорректированного плана мероприятий на 2014-2016 годы по реализации Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года.

Для того, чтобы эта работа не была замылена, не свелась к формальным отпискам и ничего не значащим мероприятиям, требуется общественный контроль.

Предлагаю задействовать в этих целях Общественную палату Российской Федерации и создать в рамках одной из действующих комиссий экспертную рабочую группу из атаманов казачьих обществ и общественных объединений казаков, ученых и просто активных граждан для контроля и оценки деятельности органов государственной власти в сфере реализации государственной политики в отношении российского казачества. Только так мы сможем вернуть доверие казачества к государству и его политике.

Благодарю за внимание!